Календарь мероприятий





Сельские учреждения мелкого кредита в России до 1917 года

...Из истории Банка России?

Первое учреждение мелкого кредита (1) в Российской империи появилось почти два столетия назад. По указанию императора Александра I? 7 июля 1803 г. было создано кредитное учреждение для выдачи ссуд с мелиоративной целью немецким поселенцам в Новороссии. Эти ссуды должны были выдаваться из капитала, сформированного за счет общественных доходов.

Подобные учреждения были созданы и для прибалтийских крестьян после их освобождения от крепостного права в 1815-1818 годах. На основании Положения о лифляндских крестьянах, утвержденного 26 марта 1819 г., при сельских волостях на средства местных жителей могли основываться небольшие кредитные учреждения (2). Они выдавали ссуды под поручительства и открывали целевые кредиты.

Через несколько лет по их образцу были основаны кредитные учреждения в военных поселениях. Создаваемые на общественные капиталы, они управлялись казенным ведомством. Был образован заемный капитал, который пополнялся за счет разных доходов, в том числе годовых взносов поселенцев. Эти взносы, составлявшие по три рубля на одно хозяйство, вычитались из жалованья (3).

В ходе проведения реформы военных поселений в 1826-1828 гг. распоряжение капиталами кредитных учреждений перешло к сельским правлениям. Ссуды в размере не более 60 руб. выдавались под поручительство из 6% годовых на срок от 4 месяцев до 3 лет. При этом оговаривалось право погашения долгосрочных кредитов равными годовыми взносами.

В 1837 г. было разрешено образовывать банки для крестьян Удельного ведомства (оно заведовало имуществом императорской семьи), а в 1839 г. ?сберегательные и вспомогательные кассы для государственных крестьян. Первые три кассы были открыты уже в следующем году в Санкт-Петербургской губернии. Успех первых опытов убедил в необходимости более широкой постановки кредитного дела на селе, и в 1842 г. было издано отдельное Положение о крестьянских вспомогательных кассах. В том же году при Московской палате была открыта центральная касса с основным капиталом 3 тыс. руб., а в 1843 г. ?пять местных касс при волостных правлениях.
Вспомогательные кассы были во многом схожи с банками Удельного ведомства. Капиталы банков образовывались из части хозяйственного капитала, а капиталы вспомогательных касс ?из мирских сборов и арендных поступлений. Надзор за учреждениями по Удельному ведомству осуществлял специальный приказ, а за вспомогательными кассами ?Палаты государственных имуществ. Операции проводились по решению сельских властей, причем в удельных банках ссуды выдавались лишь на основании мирских приговоров.

В 1859 г. Удельное ведомство разработало правила по учреждению сельских банков, в соответствии с которыми они могли принимать вклады и выдавать ссуды крестьянам. С этого времени начала развиваться деятельность удельных банков. Только в Московском уезде в 1859 г. были открыты банк в с. Мячково Бронницкого уезда и Ссудный торгово-промышленный банк Московского удельного имения с капиталом 15 тыс. руб., который выдавал ссуды исключительно удельным крестьянам и крестьянским артелям, связанным с промышленностью и торговлей (4).

Помимо учреждений мелкого кредита, состоявших в Удельном ведомстве, в России были также волостные кассы государственных крестьян (к 1860 г. ?2082 кассы с капиталом более 8 млн. руб.) (5). Это была уже вполне сложившаяся и успешно функционировавшая сеть сельских кредитных учреждений.
Максимальный размер ссуд во вспомогательных кассах достигал 60 руб., а в удельных банках ?500 рублей. Ссуды выдавались на сроки до 3 лет с ежегодным погашением задолженности, в отдельных случаях срок продлевался до 5 лет. Однако сельским обществам разрешалось выдавать и более долгосрочные ссуды ?до 16 лет. Для привлечения средств в оборотный капитал этим кредитным учреждениям было разрешено принимать вклады. Процент по вкладам составлял 4% годовых, а по ссудам ?6%.

Сохранившаяся статистика по волостным кассам государственных крестьян свидетельствует о том, что кредитование производилось в основном за счет средств казны. Вклады играли вспомогательную роль ?их доля в общей сумме привлеченных средств составляла около 30%.
В 1866 г. удельные банки и волостные кассы были переданы в ведение волостных управ, и вскоре многие из них прекратили свою деятельность. Это объяснялось как слабым возвратом кредитов, так и ограничением круга заемщиков жителями лишь данных волостей, границы которых не совпадали с прежним административным делением (становым). Только в Царицынском банке с 1852 по 1874 г. к неликвидным активам относилось 54% всех выданных ссуд; похожая картина наблюдалась во многих других удельных банках (6).

После отмены крепостного права в 1861 г. крестьянские общины, члены которых получили личную и имущественную самостоятельность, остро нуждались в средствах. Если раньше помещик или государство снабжали крестьян семенным фондом и орудиями труда, то после 1861 г. общины были вынуждены позаботиться о себе сами.
Крестьяне нуждались в деньгах, чтобы купить семена, уплатить подати, взять в аренду землю и т.п. (см. таблицу). Отсутствие недорогого государственного кредита более чем для 80% населения страны объективно должно было способствовать обеднению крестьянства ?процессу, развивавшемуся во второй половине XIX в. быстрыми темпами.

?

Займы в Московском уезде в 1876 г. по целевому назначению (7)

Целевое назначение?

Kоличество случаев, в % от общего числа

Сумма займов, в % от общей суммы займов

На покупку семян?

60

45

На уплату податей

32

33

На наем земли

3,5

2

На другие потребности

4,5

20

Острая потребность крестьян в кредитах способствовала образованию прослойки сельских ростовщиков. В нее входили служащие, священники, кулаки, но главным образом мелкие торговцы и владельцы трактиров, которые, надеясь получить высокие проценты, сами искали клиентов.

Согласно статистическим данным по Московскому уезду в 1860-1870 гг., собранным земским статистом В.И. Орловым, более половины кредитов бралось на срок до одного года, каждый четвертый кредит ?до полугода. При этом средний размер ссуды составлял от 153 до 188 руб. с тенденцией к увеличению с течением времени, что свидетельствует как о большой нужде крестьян в деньгах, так и о том, что кредитные сделки совершались по большей части крестьянскими общинами. Сделки, заключенные между ростовщиком и сельским обществом, записывались в Книгу сделок и договоров, которая была при каждом волостном правлении и содержала копии гражданских актов.

В Московском уезде в 1860-1870 гг. средний годовой процент, под который предоставлялись кредиты, составлял 35,5% ?в несколько раз больше, чем процент по кредитам Государственного банка. Ростовщические проценты буквально закабаляли крестьянство. По признанию министра финансов С.Ю. Витте, крестьяне за год выплачивали больше денег ростовщику, чем государству податей (8).

Слабое развитие капиталистических отношений не способствовало созданию в России большого рынка свободного ссудного капитала. В этих условиях ростовщики устанавливали чрезвычайно высокий (по сравнению с принятым в Европе) ссудный процент. Кроме того, часто наблюдались случаи жульничества (среди крестьян было распространено выражение надуть на документах). Так, крестьяне с. Борисово Царицынской волости Московского уезда в 1871 г. заняли 2800 руб. под 20% (они остро нуждались в средствах, так как град уничтожил значительную часть урожая). В течение четырех лет они выплатили своему кредитору 4400 руб. и еще в 1876 г. оставались ему должны 2600 рублей. На вопрос, как удалось их так закабалить, крестьяне отвечали: Уж такой он ловкий человек... так нас подвел, что мы и опомниться не можем (9).

Обобщая такие случаи, земский статист В.И. Орлов писал: Не раз мне приходилось слышать от самих же крестьян, что в быту их иногда бывают такие обстоятельства, что предложи им денег из 100% в месяц, они и на это согласятся... Они сильно страдают от хищнической ловкости, с которой совершают местные ростовщики свои операции. Опираясь на невежество крестьян, эти ростовщики совершают с последними такого рода сделки, что крестьяне попадают к ним в продолжительную кабалу (10).
Крестьяне-заемщики почти всегда, помимо долга, были обременены недоимками по казенным и общественным повинностям. После их взыскания у должников оставалось лишь самое ничтожное имущество, продажа которого не могла покрыть долг. В то же время продажа этого имущества окончательно подрывала крестьянское хозяйство.

Обследование Московского уезда в 1899-1902 гг. выявило, что многие крестьянские семьи числились безлошадными и с малым количеством домашнего скота. Обеднение крестьянских хозяйств во второй половине XIX в. ?известный факт, отмечавшийся многими современниками. Одной из главных причин этого было отсутствие государственного кредита для крестьян. Господство ростовщичества с его высокими процентами и кабальными условиями приводило к продаже за несвоевременную уплату денег крестьянского имущества, прежде всего скота, по заниженным ценам. По мнению товарища (заместителя) министра финансов Ф.Г. Тернера, результатом засилья ростовщичества в русской деревне явились значительное число безлошадных крестьян, падение нравственности и пьянство (11).

В.И. Орлов в середине 1870-х гг. наблюдал в Московском уезде целые селения, которые разорили исключительно займы под высокие проценты. В одной из волостей некое духовное лицо держало пять деревень в долговой кабале. Беря по ссудам 50% и назначая значительные неустойки за просроченное время, священник нарочно назначал крестьянам самые неудобные для них сроки уплаты. Это приводило не только к значительному увеличению суммы долга, но и к продаже скота за ничтожную цену. Нередко долговой документ переписывался с причислением неустойки и с повышением процента.

Примерно таким же образом обращались с крестьянами сельские власти (12). Как и ростовщики, они нередко собирали подати в самое неблагоприятное время и, пользуясь моментом, оказывали давление на крестьян, угрожая продажей скота за недоимки. Сельский староста, знавший о бедственном положении сельчанина, предлагал выдать ему кредит под кабальное долговое обязательство, и в большинстве случаев крестьянину приходилось соглашаться.

При отсутствии государственной программы кредитования крестьян оставалось уповать на частную инициативу. Мне кажется, ?писал В.И. Орлов, ?что одним из существенных вопросов является вопрос о расширении правильно организованного кредита в форме ли ссудо-сберегательных товариществ или в какой-либо иной (13).
Ссудо-сберегательные товарищества, появившиеся в России в 1860-е гг., были основаны на принципах кооперации. Образцом для них послужили успешно действовавшие в Германии кассы Шульце-Делича, которые стали известны в России благодаря тесным культурным связям с Германией.

В середине XIX в. юрист Герман Шульце из города Делича основал кассу для немецких ремесленников. В основе этого начинания лежали идеи кооперации, которые выдвигали Р.Оуэн, Ш.Фурье, Л.Блан, Ф.Лассаль и другие представители в основном социалистического направления общественной мысли. Однако в отличие от них Г.Шульце воплотил идею кооперации на практике. Его последователь Ф.-В. Раффайзен распространил почин учреждения мелкого кредита на крестьян-землевладельцев. В 1864 г. он основал в деревне Геддесдорф близ г. Нойвид на Рейне кредитное товарищество без паевого капитала, которое проводило активные операции исключительно путем займов. Он назвал его объединением ссудных касс (Darlehenkassenverein).

Идеи Г.Шульце активно пропагандировал в среде российских помещиков Н.П. Колюпанов, в 1865 г. опубликовавший статью Современное артельное движение в Германии (14). В 1870 г. он выпустил практическое руководство к учреждению сельских и ремесленных банков по образцу немецких ссудных товариществ (15). Кроме него, идею кредитной кооперации пропагандировали А.В. Яковлев и В.Ф. Лугинин16.

Ярким примером инициативы в устройстве ссудо-сберегательных товариществ служит деятельность братьев Лугининых, представителей богатого дворянского рода. В.Ф. Лугинин значительную часть жизни провел в Петербурге, Москве и европейских странах ?Германии, Франции, Англии и Бельгии. В 1858-1859 гг. он был слушателем Гейдельбергского университета ?одного из крупнейших научных центров Европы. Именно там В.Ф. Лугинин проникся идеями кооперативного движения, которое могло, по его словам, постепенно, без крови, без переворотов и политических бурь преобразовать политическое и общественное устройство (17).

Известный историк и общественный деятель А.А. Кизеветтер так отзывался о В.Ф. Лугинине: Он пользовался всеобщим уважением и как ученый, и как почтенный общественный деятель. В высшей степени корректный джентльмен, человек с весом и авторитетом, независимый, широколиберальный (18).

В 1865 г. по инициативе братьев Лугининых было основано Рождественское ссудо-сберегательное товарищество в с. Дороватово Костромской губернии. Его устав разрабатывался по образцу касс Шульце-Делича, однако был видоизменен с учетом российских условий. В отличие от касс Шульце-Делича, которые осуществляли кредитование ремесленников в небольших городах, товарищество братьев Лугининых представляло собой учреждение мелкого кредита, ведущее свои операции на селе и кредитующее крестьян. При этом крестьянские вклады не играли существенной роли в формировании привлеченных средств.

Ссудо-сберегательные товарищества получили в России широкое распространение. Их членами были преимущественно крестьяне среднего достатка. Богатые крестьяне, как правило, имели достаточно средств для ведения своего хозяйства и не нуждались в кредитах. Бедняки, напротив, редко могли стать членами товариществ из-за своей низкой кредитоспособности.

Крестьяне не хотели становиться членами ссудо-сберегательных товариществ также из-за коротких сроков предоставления кредитов: Дела не успеешь сделать, а тут срок наступил ?деньги подай. Ну, приходится бросить начатое дело на половине с убытком для себя или же идти к ростовщику и платить ему по гривеннику за рубль, чтобы он только дал на короткое время денег для представления в кассу (19).

Показательно, что в большинстве случаев инициатива устройства ссудо-сберегательных товариществ и касс принадлежала не крестьянам, а людям более образованным. Часто это были мировые посредники или судьи, а также помещики, священники, управляющие и арендаторы. По признанию В.И. Орлова, если и есть единичные примеры, когда товарищества учреждаются по инициативе самих крестьян, то такие товарищества по свидетельству компетентных людей мало заслуживают сочувствия (20).

Так, начальник Новгородского уездного земства И.Ф. Кошко, видя бесправие заемщиков-крестьян, сам решил взяться за организацию кредита, составив необходимый денежный фонд из средств волостной кассы. Он начал раздавать ссуды беднякам, которые вовремя возвращали деньги.

В результате успешной деятельности в течение нескольких лет И.Ф. Кошко пришел к следующим выводам:?

  • потребность крестьян в кредите насущна, и улучшение их положения начинается с создания системы дешевого сельского кредита;
  • даже бедный крестьянин, если его не развратило пьянство, кредитоспособен;
  • капиталы, помещенные в дело крестьянского кредита при условии, что операции ведутся со знанием дела, местного быта и отдельных личностей, не подвергаются риску;
  • начальные денежные средства, необходимые для ведения этой операции, можно взять из средств волостных касс.

Однако почин И.Ф. Кошко остался примером для очень немногих. По наблюдениям современника, большинство сельского населения нисколько не пользуется ссудо-сберегательными товариществами, существование которых едва ли может оказывать влияние на улучшение благосостояния массы, принося, впрочем, существенную пользу избранным (21). Были отмечены случаи, когда такие избранные использовали ссуды для раздачи взаймы более бедным сельчанам под высокие проценты.
Что касается помощи со стороны государства, то она ограничивалась в основном всевозможными рекомендациями и утверждением образцовых уставов. Так, 21 марта 1869 г. император Александр II утвердил положение Комитета министров, согласно которому утверждение уставов ссудо-сберегательных товариществ и касс было предоставлено Министерству финансов. Между тем без целенаправленной и планомерной помощи государства сельские учреждения мелкого кредита не могли быстро и успешно развиваться.
?

А. Бугров.
(Продолжение)




1 Так традиционно назывались учреждения, кредитовавшие крестьян и ремесленников, то есть большую часть населения дореволюционной России (авт.).
2 Раев А.Ф. О сельских банках в России//Журнал Министерства Государственных имуществ. 1858.? 1. С. 228.
3 Вестник Московского университета. Серия 8: История. 1997.? 4. С. 59.
4 Соколовский П.А. Ссудо-сберегательные товарищества в России по отзывам литературы. СПб., 1889. С. 44.
5 Тернер Ф.Г. Крестьянский кредит: Очерк//Вестник Европы. 1899. 1. С. 88.
6 Скалон В.Ю. Ссудо-сберегательные товарищества Московской губернии//Вестник Европы. 1877. Т. 2. С. 80.
7 Сборник статистических сведений по Московской губернии. Отдел хозяйственной статистики. Т. 1. Вып. 1: Московский уезд. Статистические сведения о хозяйственном положении Московского уезда/Сост. Орлов В.И. М., 1877. С. 129.
8 Журнал Высочайше учрежденной комиссии по пересмотру устава Государственного банка. СПб., 1893. С. 62.
9 Сборник статистических сведений по Московской губернии. Отдел хозяйственной статистики. Т. 1. Вып. 1: Московский уезд. Статистические сведения о хозяйственном положении Московского уезда/Сост. Орлов В.И. М., 1877. С. 128.
10 Сборник статистических сведений по Московской губернии. Отдел хозяйственной статистики. Т. 1. Вып. 1: Московский уезд. Статистические сведения о хозяйственном положении Московского уезда/Сост. Орлов В.И. М., 1877. С. 127, 128.
11 Тернер Ф.Г. Крестьянский кредит: Очерк//Вестник Европы. 1899.?1. С. 86; Тернер Ф.Г. Государство и землевладение. Ч. II: Крестьянское землевладение, СПб., 1901. С. 310-342.
12 Сборник статистических сведений по Московской губернии. Отдел хозяйственной статистики. Т. 1. Вып. 1: Московский уезд. Статистические сведения о хозяйственном положении Московского уезда/Сост. Орлов В.И. М., 1877. С. 127, 128.
13 Сборник статистических сведений по Московской губернии. Отдел хозяйственной статистики. Т. 1. Вып. 1: Московский уезд. Статистические сведения о хозяйственном положении Московского уезда/Сост. Орлов В.И. М., 1877. С.? 128.
14 Колюпанов Н.П. Современное артельное движение в Германии//Русский вестник. 1865.?6, 7.
15 Колюпанов Н.П. Практическое руководство к учреждению сельских и ремесленных банков по образцу немецких ссудных товариществ. М., 1870.
16 См.: Яковлев А.В. Очерк народного кредита в Западной Европе и России. СПб., 1869; Лугинин В.Ф., Яковлев А.В. Сельские ссудные товарищества. СПб., 1870.
17 Меркулов А.В. Братья Лугинины, пионеры кредитной кооперации, и первый кредитный кооператив в России. М., 1918. С. 9.
18 Кизеветтер А.А. На рубеже двух столетий. Воспоминания: 1881-1914. М., 1997. С. 208.
19 Сборник статистических сведений по Московской губернии. Отдел хозяйственной статистики. Т. 1. Вып. 1: Московский уезд. Статистические сведения о хозяйственном положении Московского уезда/Сост. Орлов В.И. М., 1877. С. 132.
20 Сборник статистических сведений по Московской губернии. Отдел хозяйственной статистики. Т. 1. Вып. 1: Московский уезд. Статистические сведения о хозяйственном положении Московского уезда/Сост. Орлов В.И. М., 1877. С. 136.
21 Скалон В.Ю. Ссудо-сберегательные товарищества Московской губернии//Вестник Европы. 1877. Т. 2. С. 123..




Материал подготовлен Департаментом внешних и общественных связей ЦБ РФ



Новости для банков
15.08.2017
Минфин предложил ограничить размеры ставок по микрокредитам
15.08.2017
Рубль и инвесторы ждут плохих новостей
15.08.2017
ЦБ повысит защиту обмена данными о хакерах с банками Все новости
Новости ББТ
01.08.2017
Обновлены критерии системной и социальной значимости платежной системы
18.07.2017
Банк России утвердил новые требования к формированию резервов на возможные потери по ссудам
17.07.2017
Регуляторы коллекторов оказались невзыскательными
29.06.2017
Обновление раздела ББТ "Информационная безопасность банка" от 29.06.2017
29.06.2017
Обновление раздела ББТ "Разные тесты" от 29.06.2017 Все новости
Новости библиотеки
17.07.2017
Обновление Электронной Библиотеки Банка от 17.07.2017
29.05.2017
Очередное обновление Электронной Библиотеки Банка от 30.05.2017 Все новости