Календарь мероприятий



Михаил Семенович Зотов. И снова в Москве (1954?1990) годы.

...Из истории Банка России

Михаил Семенович Зотов (родился в 1915 г.) в течение полувека занимал руководящие должности в системе Госбанка, его идеи легли в основу банковской реформы в конце 1980-х годов, впоследствии стал инициатором создания в России сети коммерческих банков.

Свою карьеру банкира М.С. Зотов начал в 1930-х годах в Казахстане. Молодой выпускник Самарского планово-экономического института был назначен управляющим районным отделением Госбанка в поселке Кегене. В 1938 году возглавил ревизионную службу Правления Госбанка СССР при Казахской конторе Госбанка СССР.

В первые дни Великой Отечественной войны ушел на фронт добровольцем. Воевал в том числе в составе легендарной Панфиловской дивизии, обессмертившей себя в сражении под Москвой.

После демобилизации Михаил Семенович явился по месту прежней службы ? в Госбанк СССР. В 1945 году М.С. Зотов ? заместитель управляющего Московской городской конторой Госбанка, с 1946 года ? начальник Управления кассовых операций Госбанка СССР.

Вместе с заместителем Председателя Совета Министров СССР А.Н. Косыгиным, министром финансов А.Г. Зверевым, Председателем Правления Госбанка Я.И. Голевым М.С. Зотов участвовал в подготовке и проведении денежной реформы 1947 года.

В 1950 году М.С. Зотова назначают управляющим Ленинградской городской конторой Госбанка СССР, одной из крупнейших в стране. Став главным банкиром Ленинграда, он активно содействует послевоенному восстановлению промышленности города.

С 1954 года Михаил Семенович вновь в Москве ? его назначают заместителем Председателя Правления Госбанка СССР. Сфера его деятельности ? финансирование, кредитование и контроль за развитием тяжелой, легкой и пищевой промышленности.

В это время начинается коренная перестройка управления Госбанком ? ликвидируются отраслевые управления, вместо них создается огромное Управление кредитования промышленности Советов народного хозяйства с подчинением заместителю Председателя Правления Госбанка М.С. Зотову.

В 1959 году было принято решение о создании Российской конторы Госбанка СССР. По сути, это был самостоятельный банк Российской Федерации, на который возлагались функции Государственного банка. М.С. Зотов стал организатором и первым руководителем республиканского банка. Почти 15 лет Михаил Семенович отдал становлению и развитию банковской системы России.

М.С. Зотов трижды избирался депутатом Верховного Совета РСФСР и дважды ? депутатом Ленсовета. Среди государственных наград, которых он был удостоен, ? два ордена Ленина, два ордена Отечественной войны (1-й и 2-й степени), орден Красной Звезды, орден Октябрьской Революции, орден Жукова, орден Александра Невского, два ордена Трудового Красного Знамени, орден ?Знак Почета?, многочисленные медали.

С 1973 года М.С. Зотов ? Председатель Правления Стройбанка СССР. В это время он уделял большое внимание сокращению объемов незавершенного строительства, омертвляющего огромные капиталовложения, внедрению научно-технического прогресса в строительный процесс, реконструкции и техническому перевооружению действующих предприятий, строительству новых предприятий, оснащенных передовой техникой и технологиями.

Позднее по инициативе М.С. Зотова под эгидой Промстройбанка было положено начало созданию инновационных и коммерческих (акционерных) банков в Москве и Ленинграде. С начала 1990-х годов М.С. Зотов ? советник руководителей ряда коммерческих банков.

?В 1955 году, после июльского Пленума ЦК КПСС, рассмотревшего проблемы внедрения достижений технического прогресса, Госбанк получил право расширить кредитование затрат на внедрение новой техники, механизацию и улучшение технологии производства. Срок кредита на эти затраты был увеличен до двух лет, а для предприятий металлургической, химической, угольной и нефтяной промышленности, а также для кузнечно-прессовых и литейных цехов машиностроительных предприятий ? до трех лет.

Эти постановления партии и правительства давали мне возможность как одному из руководителей Госбанка куда активнее, чем раньше, направлять и корректировать развитие тяжелой индустрии, легкой и пищевой промышленности. Если в Ленинграде я разделял ответственность за состояние и рост экономики в масштабах пусть очень большого промышленного, но города, то теперь сферой моей ответственности стала вся страна. Накопленный в Ленинграде опыт, в основе которого лежали подъем и развитие тяжелой, легкой и пищевой промышленности с помощью банковских инструментов, очень помогал мне теперь в Москве.

И до принятия перечисленных мной партийных и правительственных постановлений о Госбанке я, работая в Ленинграде, старался, чтобы хорошо развивающиеся предприятия не испытывали недостатка в кредитах, как мог ограничивал доступ к ним руководителей, плохо использующих свои возможности и ресурсы, для пополнения оборотных средств предприятий шел на выдачу кредитов для модернизации производства и увеличения выпуска товаров. Даже в жестких рамках финансовых и кредитных планов была возможность маневра денежными ресурсами. Тот, кто ищет, тот находит.

В середине 50-х годов поводок стал длиннее, прав у Госбанка прибавилось, и мы, его руководители, пользовались ими довольно широко. В 1955 году Госбанк перевел на особый режим кредитования большое количество предприятий. И это подействовало как холодный, отрезвляющий душ. Получить деньги на пополнение оборотных средств и фондов из других источников они уже не могли. В такой ситуации выбор был невелик ? либо находишь в короткий срок возможность своими силами и при соответствующей поддержке Госбанка выправить финансовое положение, либо уступаешь место другому руководителю, более умелому во всех смыслах этого слова.

Работая заместителем Председателя Правления Госбанка СССР, я в первую очередь стремился, чтобы предприятия и организации тех отраслей промышленности, которые я курировал, ответственно подходили к вопросам правильного использования финансовых ресурсов, ибо всегда был соблазн часть денег пустить на другие цели?

<?>

Тяжелая промышленность оставалась основой экономики Советского Союза, на ее развитие в 1951?1955 годах было направлено 50,3 миллиарда рублей ? в 2,1 раза больше, чем в предыдущее пятилетие.

В середине 50-х годов мы не ждали кардинальных перемен ни в общественном устройстве страны, ни в экономике. Мощный экономический ?локомотив?, разогнавшись еще в 30-х годах, продолжал уверенно двигаться вперед? И, казалось, даже прибавлял в скорости.

Становились зримыми достижения огромной армии ученых, конструкторов, инженеров?

В 1954 году в городе Обнинске была пущена первая на Земле атомная электростанция. Советские ученые создали первое в мире поколение электронно-вычислительной техники. За ним последовало второе.

В 1957 году мир ахнул, узнав о запуске первого искусственного спутника Земли.

В 1958 году ушла на ходовые испытания первая атомная подводная лодка, в 1959 году был сдан в эксплуатацию первый в мире атомный ледокол ?Ленин?.

Прилетев в 1961 году в Америку, Первый секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущев был буквально ошеломлен, увидев толпу журналистов, бросившихся ему навстречу. Он не ожидал столь восторженного приема. Но пишущая и снимающая братия обогнула его, устремившись к самолету, на котором он прилетел. Это был первый в мире реактивный пассажирский самолет Ту-104. Журналисты спешили увидеть его. Увидеть то, что еще недавно казалось невозможным.

Первый в истории человечества космический полет Юрия Гагарина окончательно убедил мир в том, что СССР ? могучая сверхдержава с мощнейшим экономическим потенциалом?

Я перечислил самые яркие достижения тех уже далеких лет, было их куда больше ? турбобуры, невиданные по мощности турбины для гидро- и электростанций, ? чтобы все перечислить, не одна книга понадобится.

Но вернемся к середине 50-х? Шло постоянное снижение совокупных затрат общественного труда в расчете на единицу производимого национального дохода, что достигалось за счет роста производительности живого труда, снижения коэффициентов фондоемкости и материалоемкости национального дохода.

Я уже не помню рубежей, достигнутых в 1955 году, но за 1950?1960 годы национальный доход вырос в 2,65 раза, а валовой общественный продукт ? в 2,58 раза. Таких темпов развития не знала ни одна страна в мире, мы уверенно шли вперед. Правда, беспокоило положение в сельском хозяйстве, мы по-прежнему производили меньше зерна, молока, масла и мяса на душу населения, чем в США, хотя и здесь наблюдался рост производства (1951?1955 гг. ? 4,5% в год; 1955?1960 гг. ? 5,75%). В сельском хозяйстве на довоенный уровень мы вышли лишь в начале 50-х годов.

Доходы государства и населения росли, Госбанк наращивал объемы краткосрочного кредитования, и можно было с уверенностью смотреть в будущее, корректируя диспропорции в развитии народного хозяйства, решая частные проблемы развития экономики и общественного устройства.

Но иногда очень хочется ?всего и сразу?. Тогда отбрасываются в сторону объективные законы экономического и общественного развития? Выдвижение Никиты Сергеевича Хрущева на первые роли в партии и государстве было для многих из нас неожиданным и неоправданным. В сталинском Политбюро он в принципе всегда был на втором плане, не числилось за ним громких побед на политических и экономических фронтах.

<?>

Я не претендую на всесторонний и глубокий анализ хрущевской эпохи, это теперь дело историков. Одно знаю точно: Никита Сергеевич Хрущев? внес в политику и экономику СССР авантюризм, демагогию, некомпетентность. Это был первый случай в истории нашего государства, когда его глава опирался не на точный экономический расчет, действовал не по воле сложившихся обстоятельств, а руководствовался лишь благими намерениями. Это и желание построить через 20 лет коммунизм, догнать в кратчайшие сроки США по производству мяса, молока и масла на душу населения, и освоение целины, и создание совнархозов, и многое другое.

Особенно тяжело сказалось на экономическом развитии страны создание совнархозов ? полная перестройка управления промышленностью и сельским хозяйством. О том, как принималось это решение, вспоминает Николай Константинович Байбаков.

?В 1956 году, беседуя со мной, Хрущев спросил:

? Как Вы, Председатель Госплана, смотрите на создание совнархозов вместо министерств?

Я ответил:

? Нельзя ликвидировать министерства топливно-энергетические, оборонной промышленности, транспорта, сырьевые и машиностроительные. А если нужно проверить целесообразность создания совнархозов, то лучше начать с отраслей, производящих товары народного потребления и продовольствия, то есть с легкой и пищевой промышленности.

? Ради этого не стоило бы создавать совнархозы, ? сказал Хрущев.

? Но если мы ликвидируем министерства, то потеряем бразды правления в экономике, ? возразил я. ? Не будет управления отраслями, развалим хозяйство, разбалансируем экономику?.

Хрущев не внял этим доводам.

На февральском (1957) Пленуме ЦК КПСС образование совнархозов стало свершившимся фактом, получив поддержку всех членов Центрального Комитета, которых Хрущев сумел убедить в том, что это возврат к экономической политике, проводимой Лениным. Не я, мол, придумал. Ссылка на вождя революции оказалась безошибочной. О том, что совнархозы первых лет советской власти создавались и функционировали в иных исторических условиях, никто не думал, да и сама идея территориальных экономических образований секретарям компартий союзных республик, краевых и областных парторганизаций понравилась. Она давала в их руки реальные рычаги управления местной экономикой, снижала уровень зависимости от центральных министерств и ведомств, расширенные властные полномочия давали возможность контролировать и корректировать идущую в Москву информацию об истинном положении дел, гасить принципиальные конфликты и многое другое. Были образованы 104 территориальных Совета народного хозяйства, союзные и союзно-республиканские министерства упразднили (за исключением министерств авиационной, радиотехнической, оборонной промышленности и судостроения).

Мы в Госбанке сразу ощутили негативные последствия перестройки управления народным хозяйством страны.

??Прежние налаженные связи были разрушены. Изменение структуры управления вызвало в банках и хозяйстве реконструкцию балансов, изменения реквизитов хозяйственных сделок у многих клиентов, рост взаимных неплатежей, несвоевременное оформление расчетных документов за отгруженную продукцию. Особенно остро стоял вопрос об обеспечении своевременных платежей по заработной плате?. Это ? свидетельство начальника планово-экономического управления Госбанка того периода Николая Дмитриевича Барковского, с которым мы тогда вместе работали и дружили.

Еще более усугубило положение в экономике создание сельских и промышленных (городских) обкомов партии и облисполкомов. Особые трудности возникли с планированием денежного обращения и кредита. Планирование денежного оборота раздельно на городской (промышленный) и сельский было формальным, условным. Денежные потоки границ не знают. Пришлось составлять раздельные кредитные планы по совнархозам, предприятиям, которые остались в подчинении союзных министерств и ведомств, а также для заводов и фабрик, оставшихся в местном управлении.

Резко сузился маневр кредитными ресурсами. Теперь он был ограничен рамками совнархозов, а это сковывало развитие связей между товаропроизводителями разных районов страны.

Планирование объемов эмиссии и кредитов было перепоручено конторам Государственного банка по месту нахождения совнархозов, но окончательное решение об их размерах оставили за Госбанком. Планы эти составлялись с ?запасом?, с учетом местных интересов, были порой невероятно раздутыми. Их приходилось корректировать исходя из общегосударственных интересов, чтобы сохранить запланированный баланс денежных доходов и расходов страны. А это рождало конфликты, и порой очень серьезные, с местными властями. У меня в приемной с утра толпились десятки командированных ? просителей-толкачей, приезжавших со всех концов страны в надежде ?протолкнуть? свои кредитно-эмиссионные заявки.

Дело в том, что в Госбанке были упразднены отраслевые управления кредитования отраслей промышленности. Вместо них создали очень большое Управление кредитования промышленности советов народного хозяйства, курировать которое поручили мне. Так я стал, образно говоря, финансовым куратором всей экономики страны.

Всем нам надо было перестраиваться не только организационно, но и по существу. Ведь специалисты, объединенные под одной крышей, прекрасно знали только свои отрасли ? скажем, машиностроение, легкую, пищевую, местную промышленность или сельское хозяйство, а теперь нужно было мыслить и действовать в масштабах всего народно-хозяйственного комплекса ? от производства сверхсовременных ракет до выращивания свеклы и цыплят. Ибо совнархозы и были созданы, чтобы управлять на местах всем производственным комплексом, созданным в регионе, ? от машиностроения до сельского хозяйства.

Значит, наши специалисты должны были практически на ходу не столько перестраиваться, сколько расширять свои познания в сфере других отраслей экономики, научиться мыслить критериями общих экономических процессов. Без этого невозможно было правильно осуществлять регулирование экономики через такие банковские инструменты, как кредит, процентная политика и тому подобное.

Поэтому мы приняли решение организовать для специалистов управления углубленную экономическую учебу. В Госбанк приглашали известных в стране экономистов, авторитетных отраслевых специалистов, руководителей Московского совнархоза, уже имеющих некоторый опыт управления территориальным производственным комплексом.

Большим подспорьем для изучения положения дел на местах стали регулярные встречи работников Госбанка СССР с руководителями республик, краев и областей. Это, как правило, были первые секретари ЦК компартий республик, крайкомов и обкомов КПСС. У нас и до перестройки управления экономикой установились хорошие контакты с ними. Но после создания совнархозов встречи с руководителями республик, краев и областей приобрели особое значение ? именно от них можно было получить точную, исчерпывающую информацию об экономических процессах в регионах, об эффективности работы отделений Госбанка в них.

Мы договаривались с местными руководителями о том, чтобы они во время посещения Москвы заходили в Госбанк. Такие встречи заранее планировали, готовили доклады, развернутые лекции и выступали с ними. Рассказывали о проблемах развития своих регионов, о том, как решаются вопросы подъема экономики республик, краев и областей. Это было интересно, познавательно, на такие встречи приходили практически все работники аппарата Госбанка.

Запомнился первый секретарь Свердловского обкома партии Николаев, умный, толковый руководитель, чьи доклады о работе Свердловского совнархоза обогащали слушателей, помогали им совершенствовать финансовую политику в новых условиях.

На встрече с первым секретарем Белгородского обкома партии был поднят вопрос о развитии животноводства в этой области, где была хорошая кормовая база. Госбанк выделил области кредит на приобретение высокопородных коров. Обновленное основное стадо стало высокопродуктивным, выросли надои и привесы, животноводство стало рентабельным. Помогли области не только с закупками скота, но и с постройкой современных животноводческих помещений.

Такие же кредиты на развитие животноводства были выделены Госбанком и Марийской Республике. Мы знали, кому давать деньги, ? во главе региона тогда стояли люди, кровно заинтересованные в подъеме сельского хозяйства республики. И они с толком использовали кредит. Поднимая животноводство, опирались на передовой зарубежный опыт.

В Омской области за счет кредитов Госбанка СССР построили животноводческий комплекс ?Бекон?. Он снабжал мясом целую область и стал одним из лучших животноводческих предприятий страны. Я не удержался и съездил посмотреть, как он работает, не преувеличены ли сообщения об успехах омских животноводов. В одно из воскресений выбрался в Омск, осмотрел предприятие. Оно мне очень понравилось, стало ясно, что создание таких комплексов ? одно из магистральных направлений развития животноводства в стране. О том, как люди в Омске относились к своему делу, свидетельствуют даже детали. После экскурсии по откормочным цехам-площадкам один из руководителей ?Бекона? лукаво спросил меня:

? Михаил Семенович, вы ничего особенного не заметили?

? Ничего, а что я должен был заметить? ? заинтересовался я.

? У наших свиней нет хвостов.

? Почему?

? Наши специалисты, изучая зарубежный опыт, обратили внимание на то, что в Бельгии свиньям обрезают хвосты. Свиньи, когда играют, бегают за хвостами своих соседок, теряют в весе. Вот мы решили внедрить этот опыт у себя.

Руководители ?Бекона?, специалисты еженедельно собирались вместе в неформальной обстановке, обсуждали возникшие проблемы, делились накопленным опытом, выдвигали свои предложения по развитию комплекса ? словом, еженедельно происходил своеобразный мозговой штурм. Предприятие развивалось, наращивая производство мяса. Остается лишь добавить, что омский ?Бекон? существует до сих пор, и это не может не радовать меня.

Очень хорошие деловые взаимоотношения установились у Госбанка с Краснодарским совнархозом, которым руководил тогда Николай Константинович Байбаков, будущий Председатель Госплана СССР. Госбанк всячески содействовал развитию сельского хозяйства Кубани ? она и сейчас одна из основных житниц России.

<?>

Вот так, маневрируя кредитными ресурсами, мы в Госбанке старались содействовать развитию и созданию в регионах новых отраслей промышленности и сельского хозяйства с учетом местных возможностей (кадров, сырьевой и строительной базы и т.д.).

<?>

К концу 50-х годов банковская система Советского Союза имела одну парадоксальную особенность ? во всех союзных республиках, кроме РСФСР, давно, еще в 20-х, были созданы и эффективно работали, образно говоря, свои ?центральные банки? ? республиканские конторы Госбанка (впоследствии Правления республиканских контор). На Украине, в Казахстане, Белоруссии, Узбекистане и других республиках они непосредственно руководили областными конторами Госбанка и их отделениями, управляли процессами денежного обращения и аккумуляции ссудного капитала и корректировали направления исходя из местных условий и особенностей развития республиканской экономики. Полной самостоятельности у республиканских контор, естественно, не было, они работали в ?рамках? кредитных кассовых планов, разработанных Госбанком и утвержденных Правительством СССР. Но республиканские банковские центры все же имели большую степень автономности в решении оперативных проблем денежного обращения, кредитно-денежной политики и расчетов? могли довольно свободно маневрировать денежными и кредитными ресурсами, добиваясь роста производства и увеличения товарооборота.

В РСФСР своей республиканской конторы Госбанка не было, тут существовали конторы Госбанка автономных республик, краев и областей, которыми непосредственно ведало Правление Госбанка. По сути дела, Госбанк СССР наряду со своими основными задачами выполнял функции Российской конторы через свои управления и отделы. Это очень усложняло проведение единой, целенаправленной денежно-кредитной политики правительством РСФСР и Госпланом республики.

<?>

?Решение об образовании Российской конторы Госбанка было принято Правительством СССР в 1959 году.

Выдвигая идею создания Российской конторы Госбанка, я не руководствовался никакими личными соображениями. Поэтому предложение стать управляющим Российской конторой Госбанка меня застало несколько врасплох, внутренне к этому я был, честно говоря, не очень готов. Должность заместителя Председателя Правления Госбанка меня устраивала, к этому времени я уже успел с ней освоиться, узнать людей, видел перспективы. А тут нужно было резко менять курс, отправляться в самостоятельное плавание. Да и капитанского мостика, по сути, еще не было, сначала нужно было корабль построить, то есть банк создать.

На территории РСФСР работали две трети всех контор Госбанка СССР, соответствующими были и объемы финансирования и кредитования. В Ленинграде моя ошибка или просчет могли обойтись в несколько миллионов рублей, в России цена им была миллиардная. Поневоле задумаешься. Должность была слишком большой и ответственной, чтобы соглашаться занять ее очертя голову, не взвесив все ?за? и ?против?. К тому же в душе я не считал себя достаточно авторитетным в банковских кругах Союза для нее. Были имена куда погромче. Поэтому сказал: ?Я думаю, что возглавить Российскую контору по праву должен первый заместитель Председателя Правления Госбанка?.

Меня вежливо поблагодарили за помощь в подборе кадров, но в феврале 1959 года все же утвердили управляющим вновь созданной Российской конторой Госбанка СССР и членом Правления Госбанка. Поздравляя меня с новым назначением, Председатель Правления Госбанка Алексей Андреевич Посконов сказал: ?Только не сильно грабь меня?. Так с ходу обозначилась первая большая проблема. Алексей Андреевич прекрасно знал, о чем говорит. В связи с образованием Российской конторы банка центральный аппарат Госбанка сокращался почти на две трети. ?Сокращенные? должны были перейти на работу в Российскую контору, образовать ее аппарат. Других сотрудников мне было просто негде взять. Хороший, квалифицированный банковский специалист в те времена, как, впрочем, и сейчас, был на вес золота, им дорожили. И, конечно, Алексей Андреевич изо всех сил старался ?лучших из лучших? оставить при себе, в центральном аппарате. А я не хуже его знал, кто и как работает, кто на что способен, кого нужно забрать к себе, для того чтобы Российская контора с первых дней работала с должной эффективностью. Словом, возник не то что бы серьезный конфликт, но поспорить с Председателем Правления пришлось вдоволь, ?перетягивая? к себе ту или иную кандидатуру. Тем более что я далеко не всем мог предложить на первых порах более высокую должность и зарплату. Но в конце концов все уладилось?

<?>

?Еще в процессе ?сколачивания? центрального аппарата Российской конторы Государственного банка, процесса очень сложного и нелегкого, потребовавшего от меня большого напряжения сил и затрат нервной энергии, я собрал в Москве руководителей контор Госбанка в автономных республиках, краях и областях. Как можно более доходчиво объяснил им, что время, когда они работали в непосредственном подчинении Центральному аппарату Госбанка, ушло, что будем работать на основе российских кредитных и кассовых планов, согласованных с Российской конторой, ею уточненных и скорректированных с учетом потребностей российской экономики. И отвечать за свои действия, просчеты и ошибки теперь придется перед российским правительством и банком.

Хлопали сдержанно, по привычке, особой радости на лицах местных банкиров я не заметил. Оно и понятно было. До этого собрания они довольно искусно пользовались своим прямым подчинением Госбанку Союза. Это предоставляло известную автономию и независимость от местной партийной и исполнительной власти в вопросах денежного обращения, кредитования, исполнения кассовых планов. Собственные ошибки и просчеты можно было в ряде случаев отнести на далекий и недосягаемый для местного руководства Госбанк ? дескать, не разрешает, устанавливает нереальные кассовые планы, отказывает в кредитах? Теперь? я и мои сотрудники старались ?дойти? до каждой конторы, более тесно увязать ее работу с потребностями российской экономики, анализируя выполнение республиканских кредитных и кассовых планов?

Основное внимание на новом посту я уделял развитию кредитных отношений со всеми отраслями промышленности и контролю за выполнением кассовых планов. <?> Нам удалось в короткий срок значительно, почти в полтора раза, увеличить объемы кредитования народного хозяйства Российской Федерации, ускорить оборачиваемость средств за счет улучшения возвратности средств. Только за 1959 год было выдано кредитов более чем на 2 триллиона рублей (более 350 миллиардов долларов по нынешнему курсу). Таковы были масштабы краткосрочного кредитования, такова была финансовая мощь России?

Заботой номер один для только что созданной Российской конторы был опережающий рост производительности труда и снижение себестоимости продукции. Только на этой основе можно было добиться увеличения денежных доходов населения, роста заработной платы. В руках у контор Госбанка был мощный экономический рычаг подъема производительности труда ? кредитование внедрения достижений передовой науки и техники. Я уже говорил, что срок возврата таких кредитов был строго ограничен ? 2 года, а в ряде случаев ? 3. Но и такие жесткие рамки позволяли довольно эффективно обновлять даже основные фонды предприятий.

В 1959 году на замену основного оборудования мы предоставили ссуд на 500 миллионов рублей, на приобретение оборудования, не требующего монтажа, ? 363 миллиона рублей, на модернизацию машин и механизмов ? 139 миллионов, на механизацию основных и вспомогательных процессов ? 870 миллионов, всего около 2,5 миллиарда рублей. Все кредиты окупились дополнительными накоплениями в течение одного года. Был смысл стимулировать эту работу, на протяжении всех лет работы во главе Российской конторы Госбанка я добивался увеличения доли среднесрочных кредитов, направляемых на обновление оборудования и внедрение достижений научно-технического прогресса. Вкус к этой работе у меня сохранился с ленинградских времен, в этом я видел верный путь повышения производительности труда и снижения себестоимости.

Становление Российской конторы Госбанка, укрепление ее авторитета шло непросто. Нужно было весьма активно бороться за свое место под солнцем, завоевывая право на известную самостоятельность в принятии решений и авторитет у Бюро ЦК КПСС по РСФСР и правительства республики.

Располагался новорожденный ?российский банк? в одном здании с Госбанком СССР, в Москве, на Неглинной, 12. Центральный аппарат главного банка страны потеснился, уступив нам часть своих помещений. Такое тесное соседство имело как свои преимущества, так и весьма неприятные стороны. С одной стороны, не нужно было далеко ходить, чтобы согласовать или утвердить тот или иной документ или просто посоветоваться, с другой ? заместители Председателя Правления Госбанка, начальники его управлений начали весьма активно вмешиваться в нашу оперативную работу ? то справку подай, то отчет составь, то еще что-либо. С проверками зачастили ? благо далеко ходить не нужно было. И все это делалось часто через мою голову, мешало работать, вызывало в аппарате Российской конторы нежелательные толки, никому не нужные обсуждения. Материалы проверок ложились на стол Председателя Правления Госбанка, приходилось отрываться от дела, писать объяснения. Работать в таких условиях, под ?неусыпным оком? центрального аппарата, было сложно, такое руководство с его стороны буквально вязало по рукам и ногам. Я по натуре человек не вспыльчивый. Прежде чем отрезать, семь раз отмерю. Но все же, все хорошо обдумав, пошел на прием к Председателю Правления Госбанка Алексею Посконову. Сказал ему примерно следующее: ?Алексей Андреевич, если Вам на посту управляющего Российской конторой нужен простой, не думающий, безропотный исполнитель указаний сверху, то это не для меня. Планы, утвержденные для России Правительством СССР и Госбанком, для меня закон, но предоставьте мне возможность самому решать, как и каким образом добиваться их выполнения. Не справлюсь ? отвечу, но до этого хочу работать спокойно, самостоятельно, без плотной опеки надо мной и российскими конторами со стороны центрального аппарата и Ваших заместителей. А то ведь уж совсем задергали. Бумаги и документы порой мимо меня идут, в местные конторы. У них информацию и отчеты запрашивают, указания им дают, а ведь за все отвечаю я?.

В результате мы добились правильного понимания. Конечно, не сразу, года два ушло на то, чтобы полностью отладить взаимоотношения Российской конторы с Госбанком СССР, а также с республиканскими, краевыми и областными конторами Госбанка на территории России, завоевать у них должный авторитет и признание.

Более 14 лет я стоял во главе Российской конторы Госбанка СССР. На этом посту я действовал вполне самостоятельно, всегда отстаивал экономические интересы РСФСР перед правлением Госбанка и Правительством СССР на стадии разработки народно-хозяйственных, кредитных и кассовых планов, что нередко приводило к спорам, конфликтам и другого рода разногласиям с ними. Но у меня и в мыслях не было того, чтобы нанести хоть малейший вред или ущерб общесоюзным, общенациональным интересам?

Интересы России для меня заключались в рациональном использовании ее богатств и возможностей. Я добивался ускорения оборачиваемости средств республики, увеличения кредитных ресурсов, направляемых на развитие производства промышленных и продовольственных товаров, расширения сферы услуг и роста благосостояния россиян. И об этом дальше.

 (Продолжение следует)

1 Отрывки из книги М.С. Зотова ?Я ? банкир: От Сталина до Путина? (М., 2004).


Материал подготовлен Департаментом внешних и общественных связей Банка России



Новости для банков
24.10.2017
Международный Интернет-Чемпионат "Деньги" ЕАЭС - 2017
16.11.2017
ЦБ усилит надзор за банками с высокими ставками по вкладам
16.11.2017
Банки будут получать справки о судимости россиян Все новости
Новости ББТ
24.10.2017
Международный Интернет-Чемпионат "Деньги" ЕАЭС - 2017
15.11.2017
О признаках возможной связанности лица с кредитной организацией
15.11.2017
Приняты очередные поправки в Закон о валютном регулировании и КоАП РФ.
02.11.2017
Только один из четырёх заёмщиков МФО не имеет банковских кредитов
30.10.2017
Обновление раздела ББТ "Банковские риски" от 31.10.2017 Все новости
Новости библиотеки
17.11.2017
Очередное обновление ЭББ от 16.11.2017. Занесено 70 документов. Добавлены информационные материалы
09.10.2017
Очередное обновление Электронной Библиотеки Банка от 09.10.2017 Все новости