Календарь мероприятий



Экономический кризис начала ХХ в. и Государственный банк: Дело Лазаря Полякова

...Из истории Банка России

В январе 1914 г. в Москве состоялись пышные похороны банкира Лазаря Соломоновича Полякова, прозванного современниками ?московским Ротшильдом?. Сын небогатого купца из-под Орши, Поляков достиг весьма высокого положения в обществе. Миллионер, владелец нескольких банков, получивший потомственное дворянство именным Высочайшим указом, турецкий и персидский генеральный консул в Москве, награжденный многими российскими и иностранными орденами, отмеченный за благотворительную деятельность чином тайного советника, ? таков вкратце ?послужной список? этого незаурядного человека. Лазарь Поляков владел шестью особняками в Москве и Петербурге, а также земельными имениями общей стоимостью свыше 4 млн. рублей. Впрочем, последние 10 лет жизни он был фактически банкротом, о чем мало кто догадывался, и лишь смерть банкира приоткрыла завесу над этой тайной.

В семье Поляковых было три брата. Старший ? Яков (1832?1909) поселился в Таганроге, участвовал в создании местных банков (Донского земельного, Петербургско-Азовского, Азовско-Донского). Средний ? Самуил (1837?1888), нажив состояние на винных откупах, позднее стал одним из крупнейших частных строителей железных дорог. При его непосредственном участии в России было введено в эксплуатацию 9 новых железнодорожных линий протяженностью около 4 тыс. верст. Своим наследникам он оставил громадное состояние ? 32 млн. руб., в том числе 30 млн. руб. в ценных бумагах, прежде всего в акциях его железнодорожных компаний. Часть этих денег была завещана ?любимым моим братьям, вместе со мною всю жизнь трудившимся?, как говорилось в завещании Самуила Полякова1.

Самым известным из братьев стал младший ? Лазарь (1843?1914), который начинал подрядчиком у брата Самуила, но затем избрал финансовое поприще. В начале 1870-х годов Лазарь Поляков стал купцом первой гильдии и поселился в Москве (по закону коммерсанты иудейского вероисповедания могли покидать черту оседлости и проживать в столичных городах только при условии записи в первую купеческую гильдию), открыв банкирский дом ?Л.С. Поляков? с капиталом 5 млн. рублей.

В обстановке ?банковской лихорадки? начала 1870-х годов Поляков выступил инициатором создания ряда коммерческих и ипотечных банков, в которых стал главным акционером и руководителем: Московского Земельного (1871 г.), Рязанского Торгового (1872 г., в 1892 г. переименован в Московский Международный Торговый), Орловского (1870 г.), Ярославско-Костромского земельного (1873 г.). Позднее Поляков создал Петербургско-Московский банк в Петербурге (1884 г.) и перекупил у прежних владельцев Южно-Русский Промышленный банк (1897 г.) в Киеве, переведя его правление в Москву.

Здание главного банка Лазаря Полякова ? Московского Международного Торгового, возведенное в конце 1890-х годов по проекту архитектора С.С. Эйбушица, и сейчас можно видеть в Москве на углу улиц Рождественка и Кузнецкий Мост. Помпезное строение с надписью золотыми буквами на фронтоне ?БАНКЪ? и в советское время оставалось резиденцией банковского учреждения (в нем размещался Банк СЭВ), теперь его занимает Банк Москвы. В других российских городах также сохранились здания банков, в управлении которыми участвовал Поляков. Так, в здании основанного им Орловского банка, построенном в 1897?1899 гг. по проекту архитектора С.К. Родионова, ныне размещается Главное управление Банка России по Орловской области.

Возвышению банкира способствовали родственные связи клана Поляковых. Одна из дочерей Самуила Полякова была замужем за петербургским банкиром Л.А. Варшавским, другая ? за английским финансистом бароном Дж.Гиршем, третья ? за французским дисконтером Ж.Сен-Полем. Благодаря этим бракам Поляковы считались ?своими людьми? среди ведущих европейских банкиров.

В Персии Лазарь Поляков основал компанию по постройке шоссе от границы с Россией (Энзели) до Тегерана2. За эти заслуги он был награжден персидским орденом ?Льва и Солнца?, а также российскими орденами Св. Владимира III степени и Св. Станислава I степени. По личному повелению Николая II Лазарь Поляков в 1897 г. первым из российских предпринимателей иудейского вероисповедания стал потомственным дворянином. Правда, московское дворянство отказалось занести нувориша в свою книгу дворянских родов, и Поляков оказался приписан к дворянскому обществу Войска Донского. На гербе новоиспеченного дворянина значился девиз: ?Бог ? моя помощь?3.

Крупнейшим в финансово-промышленной группе Полякова был Московский Международный Торговый банк. По размеру основного капитала, достигшего к середине 1890-х годов 10 млн. руб., ему не было в Москве равных, так же как и по развитию сети отделений, которых к концу 1890-х годов насчитывалось 29 (в том числе 7 располагались за границей ? в Кенигсберге, Данциге, Лейпциге, Марселе, Роттердаме, Штеттине и Тегеране). Большая часть отделений занималась финансированием хлебной торговли, прежде всего экспорта русского хлеба в Западную Европу.

В состав финансово-промышленной группы Полякова входили также одна страховая компания, пять транспортных (железнодорожных и шоссейных) компаний и шесть торгово-промышленных фирм. Роль холдинг-компании группы играл банкирский дом Полякова. К 1900 г. при капитале 5 млн. руб. он владел ценными бумагами на 40 млн. руб., прежде всего акциями компаний и банков, принадлежавших Полякову. Его бесконтрольные операции с бумагами своих компаний стали возможными благодаря тому, что в России информация о деятельности частных банкиров являлась коммерческой тайной. В отличие от акционерных банков частные кредитные учреждения не были обязаны публиковать свои отчеты и балансы. С.Ю. Витте, вступив на пост министра финансов, в 1894 г. утвердил за своим ведомством право проводить ревизии банкирских домов и требовать сведения об их деятельности, но законодательно операции частных банкиров так и не были регламентированы.

Поэтому Поляков мог закладывать акции своих предприятий в подчиненных банках, а полученные ссуды использовать в новых биржевых сделках. В результате проведения такой политики долг банкирского дома ?Л.С. Поляков? различным кредитным учреждениям достиг к 1901 г. 41 млн. руб., из них 6,8 млн. руб. приходилось на долю Московского Международного Торгового банка. ?Под всевозможные акции Поляковых, ? отмечал в конце 1901 г. в докладе императору С.Ю. Витте, ? выдавались крупные ссуды, выходящие из пределов разумной банковой политики, а также обильно снабжались средствами предприятия, в которых Поляков являлся главным заинтересованным лицом?4.

В условиях экономического подъема конца ХIХ в. эта тактика принесла Полякову колоссальные прибыли, но разразившийся в 1899 г. биржевой кризис поставил банкирский дом на грань краха.

Министра финансов насторожила настойчивость Полякова, который летом 1901 г. стал осаждать Государственный банк просьбами о крупной ссуде в 4?6 млн. руб. под залог акций своих компаний. Правительственная ревизия, проведенная в 1901 г., обнаружила убыток от падения курсов биржевых ценностей на 15 млн. руб. ? эта сумма втрое превышала капитал самого большого банкирского заведения Полякова, который фактически обанкротился и по закону должен был объявить о своей несостоятельности. Потери коммерческих банков группы Полякова также достигли критической отметки.

?Затруднительность положения, ? докладывал С.Ю. Витте Николаю II в конце 1901 г., ? заключалась в том, что руководимые Поляковым правления этих банков затратили значительную часть банковских средств на выдачу ссуд под различные принадлежащие Полякову акции и на широкое кредитование различных промышленных предприятий, в которых Поляков являлся равным образом главным, а иногда единственным заинтересованным лицом?. В случае истребования вкладов эти банки, заморозившие средства в активах Полякова, легко могли оказаться неплатежеспособными. ?Приостановка платежей этими банками, существующими около 30 лет и имеющими 58 отделений в разных городах России, ? подводил итог министр финансов, ? разорила бы множество вкладчиков и нанесла бы трудно поправимый удар всему частному кредиту, подорвав и без того пошатнувшееся доверие к частным банкам?5.

В результате Министерство финансов и Государственный банк не пошли на официальную ликвидацию банкирского дома Полякова, опасаясь цепной реакции крахов связанных с ним банков и фирм. На заседании Комитета финансов в декабре 1901 г. С.Ю. Витте заявил, что следует ?всемерно предотвратить упадок частных банков, в коих Поляков является главным акционером и руководителем?6. Вопрос заключался в том, насколько заслуживает поддержки сам банкирский дом.

Первоначально С.Ю. Витте склонялся к тому, что ?если крушение названного банкирского дома и вызвало бы временные осложнения в положении некоторых предприятий, преимущественно Московского района, то едва ли оно могло бы на продолжительное время отразиться существенно неблагоприятным образом на общем течении торгово-промышленных дел в империи?. Тем не менее он поставил перед монархом и членами Комитета финансов вопрос, ?следует ли ограничить правительственное воспособление предприятиям Лазаря Полякова пределами, указанными в составленных по всеподданнейшим докладам моим Высочайших повелениях, или же надлежит распространить воспособление на банкирский дом Полякова, и на каких именно основаниях?7.

На участников заседания Комитета финансов произвела впечатление реакция торгово-промышленной Москвы, переданная вызванным в Петербург председателем Московского Биржевого комитета Н.А. Найденовым. ?Поддержка Полякова, ? заявил он, ? будет в торговых сферах встречена с несомненным сочувствием, так как устраняет общее ухудшение дел?8.

В итоге было принято компромиссное решение: финансовую помощь из Государственного банка банкирскому дому Полякову оказывать без ограничения суммы (?по усмотрению министра финансов?), однако предоставлять ее с целью постепенной его ликвидации. В отношении банков группы Полякова было решено открыть кредитную линию в Государственном банке на льготных условиях и ввести в их правления представителей финансового ведомства ?для поставления дальнейшей деятельности банков под фактический контроль правительства?9.

Таким образом, банкирская контора Полякова и подчиненные ему банки с 1902 г. фактически управлялись введенными в правления банков представителями Министерства финансов и Государственного банка.

Вся кредиторская претензия к банкирской фирме Полякова в итоге была консолидирована примерно поровну в Государственном банке (23,5 млн. руб.) и в трех банках группы Полякова (23 млн. руб.). Предприятия Полякова, представлявшие непосредственный интерес для Министерства финансов, были выкуплены государством. В частности, в 1902 г. Государственным казначейством были приобретены акции учрежденного в 1895 г. с основным капиталом 1,5 млн. руб. Общества Энзели-Тегеранской колесной дороги. В докладе императору 17 мая 1902 г. С.Ю. Витте констатировал, что ?дела общества пришли в полный упадок?, но, ?принимая во внимание государственное значение пути Энзели?Тегеран?, настаивал на выкупе дороги и получил соответствующее разрешение10.

Собственно банкирская деятельность дома Полякова была практически свернута. В 1904 г. в поисках выхода Поляков обратился в Государственный банк с предложением перевести туда претензии трех банков с 15-летней рассрочкой выплаты всего долга. Совет банка отклонил ходатайство на том основании, что ?значение фирмы Полякова как банкирского дома совершенно утрачено, и весь вопрос должен быть сведен к ликвидации долга Полякова Государственному и частным банкам?11. Однако в связи с экономическим кризисом начала 1900-х годов, событиями Русско-японской войны 1904?1905 гг. и революции 1905?1907 гг., негативно влиявшими на ситуацию на фондовой бирже, ликвидация банкирской фирмы Полякова затянулась.

К 1908 г. долг банкирского дома Государственному банку уменьшился незначительно ? с 20 до 18,1 млн. рублей. ?Ввиду сомнительности возмещения их Поляковым? эти средства не проводились по балансу Государственного банка, представляя собой скрытые убытки от кредитования неудачливого банкира. По представлению министра финансов В.Н. Коковцова в 1908 г. вопрос о долгах Полякова вновь обсуждался на высшем уровне, но остался неурегулированным12. В дело вмешался премьер-министр П.А. Столыпин, по прямому настоянию которого Государственный банк принял экстренные меры13.

Расчеты с банкиром были ускорены после слияния в 1909 г. трех бывших банков группы Полякова (Московского Международного Торгового, Орловского и Южно-Русского Промышленного) в один новый ? московский Соединенный банк с капиталом 7,5 млн. рублей. В этом банке, который возглавил представитель Министерства финансов граф В.С. Татищев и значительный пакет акций которого перешел к Государственному банку и французскому Банку Парижского союза (Banque de l?Union Parisienne), Поляков влиянием уже не пользовался14.

Государственному банку удалось наконец погасить обременительный долг, приступив в 1909 г. к продаже акций Полякова ?небольшими партиями и с перерывами? на вновь оживившейся бирже. В докладе Николаю II В.Н. Коковцов признал, что ?задолженность Полякова является одною из самых тяжелых статей банковских (имеется в виду Государственный банк. ? Ю.П.) активов, обращающей на себя внимание в прессе и в финансовых кругах...?15. За 8 лет Государственному банку удалось продать активов Полякова всего на 3 млн. рублей.

Согласно резолюции Николая II дело было передано в Совет министров, который констатировал, что ?деятельность банкирского дома признана компетентными правительственными органами имеющей явно спекулятивный характер? и что ?Госбанк, затратив огромные суммы на предотвращение несостоятельности Полякова, фактически принял на себя его обязательства и вступил в распоряжение имуществом банкирского дома, стоимость которого далеко не покрывала произведенных Госбанком за счет Полякова выдач?. Совет министров поручил В.Н. Коковцову ?озаботиться скорейшей реализацией находящегося в залоге Госбанка движимого и недвижимого имущества Полякова?16.

К концу 1910 г. Государственный банк погасил задолженность банкирского дома частично путем продажи акций на бирже, частично путем зачисления в портфель банка по биржевой цене всех обеспечивавших долг Полякова процентных бумаг. С.Ю. Витте в воспоминаниях, которые он писал в 1912 г., упоминал ?известного банкирского деятеля Полякова? как человека, ?теперь в значительной степени разорившегося?17.

К 1914 г. банкирский дом Полякова оставался должен Государственному банку 1,4 млн. руб. (не считая наросших процентов по долгу в сумме 8 млн. руб., на возврат которых Министерство финансов уже не рассчитывало). Банкир не оставил завещания, поэтому судебным приставом была составлена опись всего принадлежавшего покойному имущества, и документ был передан старшему сыну Полякова Михаилу Лазаревичу. Оставленное банкиром движимое состояние, главным образом акции его предприятий, заложенные в разных банках, оценивалось всего в 1,3 млн. рублей. Кроме того, ему принадлежали 10 объектов недвижимости (дома и земельные участки) в Москве, Петербурге и других городах, но это имущество большей частью было заложено и перезаложено в ипотечных банках, и реальная его ценность была невелика. Сыновья банкира отказались вступить в права наследования, чтобы не принимать на себя долг отца, и учредили над наследственным имуществом дворянскую опеку (поскольку покойный являлся дворянином), опекуном стал М.Л. Поляков. Согласно подсчетам опекунства, к моменту смерти Л.С. Поляков владел имуществом в общей сумме на 4,7 млн. руб., в то время как его долги составляли 4,8 млн. рублей18.

Остаток долга банкирского дома казне был списан за счет прибылей Государственного банка, причем он не был отражен в его балансе. ?Нельзя не признать, ? отмечал новый министр финансов П.Л. Барк, ? что виды на получение долга Полякова ограничиваются весьма скромными размерами?19. В конце концов М.Л. Поляков, также ставший крупным банкиром, предложил в сентябре 1917 г. Государственному банку в окончательный расчет 1 млн. руб. с выплатой в течение 10 лет. Министр финансов принял эти условия, но вследствие октябрьских событий 1917 г. сделка не состоялась.

Таким образом, в условиях экономического кризиса начала 1900-х годов Государственный банк в целях предотвращения цепной реакции банкротств кредитных организаций фактически принял на себя долги разорившегося ?московского Ротшильда?. Эта мера помогла избежать обострения кризисной ситуации, но дорого обошлась Государственному банку, которому пришлось заморозить часть своих активов в долгах Полякова. Лишь с улучшением экономической конъюнктуры на исходе 1900-х годов Государственному банку удалось реорганизовать банки Полякова и с помощью французских инвесторов избавиться от бремени финансирования банкирского дома и его компаний. В конечном итоге ?дело Полякова? позволило Государственному банку отработать механизм антикризисной политики. В дальнейшем вплоть до 1917 г. Госбанк избегал единоличного финансирования пошатнувшихся компаний, предпочитая действовать совместно с коммерческими банками в форме биржевых синдикатов и банковских консорциумов.

Ю.А. Петров,
доктор исторических наук

1 О братьях Поляковых см.: Ананьич Б.В. Банкирские дома в России. 1860?1914 гг.: Очерки истории частного предпринимательства. 2-е изд. СПб., 2006. С. 99?148; Петров Ю.А., Ульянова Г.Н. Защита капитала. Опыт российской бизнес-элиты XIX ? начала ХХ века. М., 2006. С. 202?213.

2 О начале проникновения Полякова в Иран см.: Ананьич Б.В. Российское самодержавие и вывоз капитала. 1895?1914 гг. (по материалам Учетно-ссудного банка Персии). Л., 1975. С. 14?18.

3 См.: Боханов А.Н. Коллекционеры и меценаты в России. М., 1989. С. 67?68.

4 Российский государственный исторический архив (РГИА), ф. 587 (Государственный банк), оп. 56, д. 1665, л. 72.

5 Там же, д. 296, д. 57?61 (Всеподданнейший доклад С.Ю. Витте ?О принятии особых мер в отношении некоторых частных банков?, 23 ноября 1901 г.).

6 Там же, л. 62?64 (Всеподданнейший доклад С.Ю. Витте ?О внесении на обсуждение Комитета финансов вопроса об оказании правительственного воспособления банкирскому дому Лазаря Полякова?, 19 декабря 1901 г.).

7 Российский государственный исторический архив (РГИА), ф. 587 (Государственный банк), оп. 56, д. 1665, л. 2.

8 Там же, л. 4.

9 Там же, д. 296. л. 57.

10 Там же, л. 65?66.

11 Центральный исторический архив Москвы (ЦИАМ), ф. 450 (Московская контора Государственного банка), оп. 8, д. 1210, л. 10 (Записка министра финансов П.Л. Барка ?По делу банкирского дома Л.С. Полякова?, 11 февраля 1915 г.).

12 РГИА, ф. 587, оп. 56, д. 296, л. 90?90 об. (Всеподданнейший доклад В.Н. Коковцова ?О внесении в Комитет финансов записки по делам торгового дома Полякова?, 15 февраля 1908 г.).

13 См.: Коковцов В.Н. Из моего прошлого. Воспоминания 1903?1919 гг. Т. 1. Париж, 1933. С. 425?428.

14 Об истории создания Соединенного банка см.: Петров Ю.А. Коммерческие банки Москвы, конец XIX в. ? 1914 г. М., 1998. С. 191?216.

15 РГИА, ф. 587, оп. 56. д. 1665, л. 117?118; ЦИАМ, ф. 450, оп. 8, д. 738, л. 16?17, 176?179.

16 ЦИАМ, ф. 450, оп. 8. д. 1210. л. 10?12.

17 Витте С.Ю. Воспоминания. Т. I. М., 1960. С. 121.

18 ЦИАМ, ф. 49 (Московская Дворянская опека), оп. 3, д. 2913 (По опекунству над имуществом Л.С. Полякова, 1914?1917 гг.), л. 59?60.

19 Там же, ф. 450, оп. 8, д. 1210, л. 8?14.


Материал подготовлен Департаментом внешних и общественных связей



Новости для банков
16.10.2017
Гарантиям поднимают рейтинг
16.10.2017
ФНС откроет банкам счета
16.10.2017
Министр связи и массовых коммуникаций РФ сообщил о скором запуске крипторубля Все новости
Новости ББТ
18.09.2017
Обновление раздела ББТ "Кассовые операции в банке" от 18.09.2017
28.08.2017
Обновление раздела ББТ "Противодействие легализации" от 18.09.2017
01.08.2017
Обновлены критерии системной и социальной значимости платежной системы
25.07.2017
Обновление раздела ББТ "Банковские риски" от18.09.2017
25.07.2017
Обновление раздела ББТ "Организация банковской деятельности" от 18.09.2017 Все новости
Новости библиотеки
09.10.2017
Очередное обновление Электронной Библиотеки Банка от 09.10.2017
22.08.2017
Очередное обновление Электронной Библиотеки Банка от 22.08.2017 Все новости